Бизнес Финансовые инвесторы останутся в стороне, враждебные поглощения не будут вызывать ужас, а найти хороший актив за разумные деньги будет проблематично –
Новости | Бизнес | Финансы | Экономика | et cetera
ПТ, 24 Ноября 2017
О проекте | RSS | Карта сайта | Контакты
Курсы валют
  Прод. Пок. НБУ
USD27.0126.52526.861
EUR31.95530.64531.825
RUB0.4620.3250.459
Loading...
Архив
Курсы валют
Главная Бизнес

Слиять и поглотить

Автор: Дария Рябкова
Слиять и поглотить

Финансовые инвесторы останутся в стороне, враждебные поглощения не будут вызывать ужас, а найти хороший актив за разумные деньги будет проблематично – таким после изнуряющего 2009-го будет мировой рынок M&A в 2010 году

Логотип компании Kraft скоро можно будет ставить рядом со знаменитым памятником быку на Уолл-стрит. Это парнокопытное сделали символом растущего фондового рынка, а поглощение Kraft британского производителя кондитерских изделий Cadbury уже символизирует возобновление активности сделок по слиянию и поглощению.

Мировой экономический «стресс-тест» больно ударил по активности рынка M&A. 2009 год оказался самым скудным на сделки за последние пять лет и при этом очень противоречивым. Финансовый кризис полностью перекроил рейтинг крупнейших покупателей на мировой арене. Сделка Kraft – Cadbury знаменует возвращение кредитования и покупателей, готовых идти на риск. А значит, тех тенденций, которые не были заметны на рынке в течение почти всего прошлого года. Мы решили проанализировать, кто был главным покупателем на мировом рынке в прошлом году, кто сможет похвастаться глубиной карманов в 2010-м и как повлияет на рынок M&A возобновление кредитования.

2009 год: лучше не вспоминать

«Добро пожаловать в реальность» – слова Морфея из фильма «Матрица» стали первыми, услышанными главным героем Нео после его возвращения из виртуального в настоящий мир. Атрофированные мышцы (их не использовали десятилетиями), плохая координация движений и полное непонимание того, что представляет из себя мир, в который он попал – его реакция на этот «настоящий» мир была чрезвычайно болезненной.

С началом кризиса такое же болезненное возвращение в реальность пережили большинство мировых компаний. Неспособность работать в условиях отсутствия кредитных ресурсов и полное непонимание, как строить работу бизнеса в новых условиях – реальность рынка, спустившего кредитный пузырь 2005-2007 годов, которая для многих из них оказалась невыносимой. Вслед за коллапсом кредитных рынков и сокращением ВВП «подмерзла» и активность на рынке M&A.

И все же этот рынок не умер полностью. Несмотря на общее падение, в прошлом году были объявлены сразу две сделки, которые могут попасть в список крупнейших сделок XXI века. Вместе с тем кризис основательно отформатировал список мировых покупателей.

Бывшие звезды M&A-рынка оказались выброшенными из седла. «Крупные компании, которые во время бума жадно скупали своих конкурентов, обнаружили, что откусили больше, чем могли переварить», – говорит Томас Вильямс из специализированной исследовательской организации Mergermarket. Яркий пример: в 2008-м немецкий производитель подшипников Schaeffler за 11 млрд. евро приобрел поставщика автозапчастей Continental, но уже в 2009-м обе компании на фоне спада автомобильного рынка едва сумели договориться со своими кредиторами о реструктуризации долгов.

Финансовые инвесторы также оказались в нокауте. Фонды прямого инвестирования до кризиса имели возможность занимать больше и по более низким ставкам, чем отраслевые компании. Это позволяло им обставлять последних в споре за «аппетитные» активы. Но когда дешевые кредиты и желание банков их предоставлять испарились, то же самое случилось и с покупательной способностью многих фондов. «А ряд из них даже были вынуждены в 2009-м стать продавцами», – говорит Вильямс. Так вяло, как в прошлом году, институциональные инвесторы не работали начиная с 2002 года.

Зато на арену вышел новый покупатель – государство. Никогда раньше роль государства в покупке частных компаний не была так велика. Увеличившись более чем вдвое по сравнению с докризисными годами, доля государства в сделках M&A в прошлом году составила 16,6% от всего мирового объема сделок. У правительств, правда, не было другого выхода: вносить свою лепту в статистику M&A им приходилось путем национализации крупнейших компаний. Сделки по спасению компаний в бедственном положении обеспечили 47% всего объема M&A в Европе.

Наряду с участием государства увеличилась и доля банкротств. В США, к примеру, покупки обанкротившихся компаний достигли 11% всего рынка. Во многом из-за банкротств и национализации финансовых компаний финансовый сектор стал лидером по объему M&A-сделок в Европе и в мире.

Лидером по покупательной способности стали компании фармацевтической и энергетической отраслей, а также сырьевой бизнес. В этих секторах больше всего компаний, чьи карманы оказались глубоки.

Глубже всего – у фармацевтов. Только в США за первые три месяца прошлого года состоялись сразу три мегасделки общим объемом $151 млрд. «На фармацевтические компании сильно давит конкуренция со стороны производителей генериков в Центральной и Восточной Европе, прежде всего в Болгарии, – объясняет мотивы фармацевтических поглощений Квентин Каррутерс из исследовательского центра Thomson Reuters. – В свою очередь, когда на рынке заключается одна глобальная сделка, остальные игроки отрасли встают перед вопросом: либо укрупняться, либо быть съеденными».

Энергетические компании также начали собирать активы, в том числе специализирующиеся на добыче сланцевого газа (технологии, при помощи которых они добывают газ, могут использоваться по всему миру).

Сырьевые компании оказались крупнейшими покупателями на азиатских рынках и в Австралии. Короткая депрессия мировых цен на сырье в начале 2009-го дала возможность китайским компаниям утолить национальный голод по доступу к сырьевым ресурсам и скупить нужные сырьевые активы по привлекательной цене. В результате крупные сделки в этом секторе помогли сохранить позитивную динамику M&A-рынка в Китае, а также в Австралии и Канаде.

Правда, если в последних двух странах происходили слияния в основном между национальными компаниями, то Китай скупал активы за рубежом. И если в Австралии и Канаде рынок M&A ограничился несколькими крупными сделками (как в случае со слиянием железорудных активов австралийских Rio Tinto и BHP Billiton), то Китай отличился менее крупными, но многочисленными покупками и попытками купить сырьевые компании.

В целом финансовый кризис лишь слегка покоробил активность на рынке слияний и поглощений в Китае и в целом в Азии в начале 2009-го, но азиатские государства быстро с ним справились. Они единственные сумели сохранить активность почти на уровне 2007 года (не дотянув до него всего лишь 5%), и когда во всем остальном мире активность M&A снизилась, смогли укрепить свои позиции покупателей. Вес азиатских стран в мировом объеме M&A увеличился с 17% по объему и 18% по количеству сделок до 24% в обоих случаях.

2010: вражда в радость

Подробности сделки Kraft – Cadbury описывались в мировой прессе в мельчайших деталях. Шумиха получилась что надо, ведь британский кондитер был категорически против этого поглощения. Но сейчас и прессу, и аналитиков больше заботит не враждебный характер сделки, а то, на какие деньги Kraft собирается сделать эту покупку. Чтобы профинансировать ее, компания сумела получить синдицированный кредит в объеме $9,0 млрд. (на 21.12.2009). «Получить такой объем средств для враждебного поглощения в течение большей части 2009 года было просто немыслимым, – говорит Томас Вильямс из Mergermarket. – А значит, это может быть сигналом о том, что осуществить данную сделку позволило открытие денежных рынков».

Возвращение кредитования возрождает одну из ключевых предпосылок для M&A. Финотчетность компаний, входящих в список Standard & Poor’s 500, говорит о наличии второй — появлении у компаний свободных ресурсов. Резкое сокращение расходов в начале кризиса породило феномен 2009 года, когда прибыль фирм стала превосходить ожидания аналитиков. «В результате объем свободных средств у компаний с момента банкротства Lehman Brothers увеличился больше чем на $100 млрд.», – говорит Фрэнк Акила, партнер Mergers & Acquisitions Group в составе Sullivan & Cromwell LLP. Прибавьте к этому третью предпосылку – рост уверенности компаний в стабилизации экономики (в четвертом квартале рост ВВП Еврозоны составил 0,4%, США – 0,9%), и рецепт активизации рынка M&A готов.

Уже в последние два месяца прошедшего года в мире резко возросло количество M&A-сделок. С оптимизмом в будущее смотрят даже на самых депрессивных рынках 2009-го. Согласно исследованию UBS и The Boston Consulting Group (BCG), из 166 опрошенных европейских компаний 19% в следующем году собираются совершить крупную покупку (приобрести компанию с годовым объемом продаж от 500 млн. евро). В США о своем намерении покупать в 2010-м заявили руководители 33% компаний, о чем говорит исследование Ernst & Young. Латинская Америка и Азия тем более будут оставаться горячей M&A-зоной.

Другими словами, рынок слияний и поглощений вернется к своей «нормальности» (пусть в большей мере в Соединенных Штатах и чуть в меньшей – по другую сторону Атлантики). «Уверенность руководителей компании улучшается и сигнализирует о возвращении более нормальных рыночных условий в M&A», – говорит в своем исследовании команда UBS. Вместо сделок по необходимости компании уже смогут позволить себе такую роскошь, как сделки для роста.

Доступ к кредитованию, правда, вовсе не означает, что большинство участников рынка, его получивших, сразу ринутся поглощать. Многие компании, которые получат доступ к кредитам, по мнению Вильямса, используют их не для покупок, а для восстановления пошатнувшегося баланса. Согласно исследованию UBS и BCG, в Европе только 9% компаний будут брать займы для финансирования M&A-сделок. 42% будут финансировать их из имеющихся запасов средств. Владельцы бизнесов осторожно относятся к возможности опять залазить в долги, пусть даже ради полезных приобретений.

При этом покупательская фора, как и в прошлом году, останется за отраслевыми компаниями, а не за финансовыми инвесторами. В принципе, в четвертом квартале 2009 года институциональные инвесторы уже начали отходить от летаргического сна предыдущих кварталов. Только в Европе количество мегасделок (объемом более $500 млн.) с участием фондов прямого инвестирования за этот период увеличилось на 268%. Тем не менее они не будут очень активны.

«Такие сделки, как Kraft – Cadbury, говорят нам о новом и интересном факте. Те компании, которых раньше финансовые инвесторы вытесняли как потенциальных покупателей своими высокими, обеспеченными кредитами предложениями, сейчас могут дешево купить бизнесы, на которые они заглядывались уже давно», – говорит аналитик Mergermarket. Кроме Kraft – Cadbury, он приводит пример поглощения Cisco systems компании Tandberg в конце 2009-го – пример сделок, которые становятся возможными теперь, когда оценка бизнесов упала до более приемлемого для игроков рынка уровня.
 


Источник: Инвестгазета

Версия для печати | Отправить ссылку | Добавить в закладки
Оцените статью
Рейтинг: 0 из 5
Всего проголосовало 0
Статьи по теме
24.02.2010  |  Бизнес  |  Теги: Компания , Рынок , Страхование , Услуги , Финансы
01.02.2010  |  Новости  |  Теги: Государство , Рынок , Столица
01.02.2010  |  Новости  |  Теги: Государство , Рынок
Другие статьи раздела
16.12.2016
12.12.2016
28.09.2016
23.09.2016
Лента новостей
24.11.17 17:21
24.11.17 16:58
24.11.17 16:45
24.11.17 16:44
24.11.17 16:11
Цитаты
«Истинное мужество в том, чтобы любить жизнь, зная о ней всю правду».
Сергей Довлатов
2007-2011 © Украинский бизнес портал. Все права защищены и охраняются законом. Редакция может не разделять точку зрения авторов статей и не несет ответственности за содержание комментариев.
При использовании материалов сайта ссылка на “Украинский бизнес портал” обязательна, для интернет-изданий – гиперссылка (ubp.com.ua).
 
Проекты холдинга «Media Invest Group»
Реклама