Экономика По данным Министерства промышленности и информатизации КНР, в 2017 г., несмотря на прилагаемые властями усилия в направлении сокращения сталелитейных мощностей,
Новости | Бизнес | Финансы | Экономика | et cetera
ВТ, 24 Апреля 2018
О проекте | RSS | Карта сайта | Контакты
Курсы валют
  Прод. Пок. НБУ
USD29.4128.926.178
EUR29.59529.0632.223
RUB0.5020.310.427
Loading...
Архив
Курсы валют
Главная Экономика

Китайские металлургические маневры

19.03.18
По данным Министерства промышленности и информатизации КНР, в 2017 г., несмотря на прилагаемые властями усилия в направлении сокращения сталелитейных мощностей, рентабельность металлургической отрасли страны с рекордной скоростью возрастала. В итоге, за 11 месяцев года совокупная чистая прибыль метпредприятий Китая, по сравнению с тем же периодом 2016 г., увеличилась на 180%, до $48 млрд. А потому, как подчеркнуло руководство Минпроминформатизации, в 2018 г. мощности страны по выплавке чугуна и стали ни при каких обстоятельствах, по крайней мере, наверняка не будут расширены. Вынужденное согласие Напомним, что в 2012 г. мир вступил в очередную фазу глобального перепроизводства металлопродукции. Одной из главных его причин стало то, что возможности внутреннего рынка Китая для поглощения растущих объемов продукции местных металлургических компаний были исчерпаны, а потому — объемы ее поставок на рынки других стран существенно возросли. Это повлекло за собой значительное снижение цен на сталь почти на всех региональных рынках, что в свою очередь крайне ограничило конкурентные возможности местных производителей. В результате власти соответствующих стран возобновили критику протекционистской политики правительства КНР в отношении сталелитейной отрасли собственной страны, которая постепенно привела к постановке вопроса о ее ограничении или даже пресечении. Еще в мае 2016 г. на саммите G7 в японском Исэ-Сима проблема глобального перепроизводства металлопродукции была поставлена в предельно общей форме. Речь шла, разумеется, о давно назревшей необходимости сокращения избыточных металлургических мощностей во всем мире. Действительно, к тому времени их общий объем достиг 700-800 млн т. Однако тогда лидеры G7 в итоговом коммюнике лишь заявили о намерениях действовать в направлении устранения причин глобального перепроизводства стали. А уже в сентябре 2016 г. на саммите G20 в китайском Ханчжоу проблема была максимально конкретизирована. Речь шла как о сокращении избыточных сталеплавильных мощностей во всем мире вообще, так и об их ликвидации в Китае, в частности. «В течение последних нескольких лет металлургический комплекс Европы был вынужден сократить десятки тысяч рабочих мест, прежде всего — из-за недобросовестной конкуренции со стороны китайских метпроизводителей. Поэтому первоочередным способом восстановления баланса спроса и предложения на мировом рынке металлопродукции могло бы стать установление механизма контроля наличия избыточных мощностей в сталелитейной отрасли КНР, а также — устранения причин их появления. А значит, необходимо добиться согласия властей Китая на проведение постоянного мониторинга в этой области», — заявлял накануне саммита председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер. В итоге, после состоявшихся в ходе саммита переговоров тогдашнего президента США Барака Обамы и председателя КНР Си Цзяньпина было обнародовано совместное заявление глав двух стран, в котором китайская сторона выразила одобрение по поводу создания Глобального форума по избыточным мощностям в металлургии, призванного обеспечить контроль процесса их сокращения при активном участии стран-членов G20 и заинтересованных стран-членов Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Таким образом власти КНР как бы дали согласие на осуществление международного контроля наличия избыточных мощностей в сталелитейной отрасли страны и процесса их вывода из эксплуатации. Видимое сокращение Основной проблемой в реализации глобальной стратегии по сокращению избыточных сталеплавильных мощностей в мире является то, что в ее конечных результатах заинтересованы все страны-метпроизводители, но принимать соответствующие меры, по большому счету, особо не стремится ни одна из них. Поэтому, как отмечали эксперты, план G20 в принципе если и может быть выполнен, то только частично. «Более того, именно развивающиеся страны, — подчеркивал председатель Комитета ОЭСР по стали Рисабуро Незу, — не только не станут неукоснительно соблюдать план G20, но, наоборот, будут всячески противиться его воплощению». Как бы то ни было, но тогда, в 2016 г., Китай начал двигаться скорее в направлении плана G20, нежели наоборот. Основной причиной этого стало то, что, согласно данным Китайской ассоциации чугуна и стали, в 2015 г., из-за сокращения спроса на металлопродукцию на мировом рынке, более 50% металлургических предприятий Китая оказались нерентабельными и закончили год с совокупным убытком в размере $9,78 млрд. В результате еще в феврале 2016 г. власти КНР утвердили план сокращения производственных мощностей в сталелитейной и угледобывающей отраслях в 2016-2020 гг., которое должно было повлечь за собой уменьшение ежегодного объема добычи угля на 500 млн т, а объема выплавки стали — на 150 млн т. А уже в июне Национальная комиссия по развитию и реформам КНР уточнила, что, согласно этому плану, в 2016 г. объем производства стали в стране должен быть уменьшен на 45 млн т. Еще по итогам января-июля он был выполнен лишь в незначительной степени. Так, в течение года в провинции Хебэй, доля которой в общем объеме производства стали в Китае составляет примерно 25%, объем сокращения избыточных сталеплавильных мощностей должен был достичь 31 млн т. Однако в начале второго полугодия в этом регионе были закрыты только 6 устаревших металлургических заводов с совокупным объемом производства 3,18 млн т. Впрочем, уже к концу третьего квартала план по сокращению производственных мощностей в угледобывающей и сталелитейной отраслях страны в 2016 г. был выполнен на 80%. Но при этом официальный представитель Минпроминформатизации Хуан Либин предупредил, что, поскольку вследствие роста цен на железорудное сырье и металлопродукцию на мировом рынке большинство китайских металлургических компаний продолжают наращивать объемы производства, по итогам года на 100% этот план, скорее всего, выполнен не будет. Как бы то ни было, но в конце 2016 г. правительство КНР заявило о намерениях сохранить утвержденный курс и в течение 2017 г. сократить в металлургической и угледобывающей отраслях страны мощности с объемами производства 50 млн т стали и 150 млн т угля в год. Соответственно, власти провинции Хебэй приняли план по выводу из эксплуатации мощностей по выплавке чугуна и стали с ежегодными объемами производства 17,14 и 19,86 млн т. В частности, руководство находящегося на ее территории г.Таншань, где выплавляют примерно 90 млн т стали в год — что превышает ежегодный объем производства этого вида продукции в США, — взяло на себя обязательства устранить избыточные сталелитейные мощности объемом 8,6 млн т в год. Более того, 16 декабря 2016 года национальный банк Китая China Banking Regulatory Commission принял последний из общего пакета нормативных актов, направленных на создание условий для сокращения мощностей в базовых отраслях промышленности страны, – постановление о запрете кредитования тех сталелитейных и угледобывающих компаний, которые не выполняют соответствующие правительственные планы. Тем не менее, уже в марте 2017 г. представители высших эшелонов власти КНР в ходе специального совещания констатировали, что в течение года положение дел с избыточными производственными мощностями в металлургической отрасли страны радикально не изменилось, а возобновившийся в начале 2017 года рост цен на металлопродукцию, естественно, становится дополнительным препятствием к решению этой задачи. Наряду с этим они вновь подтвердили неизменность своих намерений двигаться в прежнем русле. В результате в начале 2018 г. Государственное управление статистики КНР сообщило, что планы по выводу из эксплуатации мощностей в сталелитейной и угледобывающей отраслях в 2017 году таки были выполнены. Предрешенный подъем Итак, в течение 2016 г. власти Китая, по крайней мере формально, были достаточно последовательны в реализации политики сокращения мощностей в металлургической и угледобывающей отраслях. Наряду с этим, примерно в тот же период, темпы роста экономики страны ощутимо замедлились. Так, согласно плану экономического развития КНР, в 2016 г. объем ВВП Китая должен вырасти на 6,5-7%. И, в соответствии с ним, по итогам года прирост действительно составил 6,7%. Однако при этом он оказался минимальным с 1990 г. Поэтому некоторые аналитики поспешили сделать вывод о том, что состоявшееся устранение избыточных сталелитейных мощностей в стране уже возымело свое действие. «Замедление темпов роста ВВП свидетельствует о достаточной эффективности мер правительства КНР по ограничению объемов производства в металлургии», — заявил директор по управлению активами ИК Ample Capital Алекс Вонг. Однако показатели работы металлургической отрасли страны в 2017 г. полностью опровергли этот вывод. Так, в конце 2016 г. власти Китая снова усилили свою деятельность в рамках политики стимулирования реализации крупных инфраструктурных проектов. В результате чего, по данным директора China Steel Development & Research Institute Ши Хунвэя, потребление металлопродукции в стране достигло очередного пика и составило примерно 600 млн т в год. Это, наряду с действительным сокращением производственных мощностей в металлургической отрасли, привело к тому, что уже в начале 2017 г. в КНР цены на сталь вновь поднялись на рекордную высоту. Так, 17 февраля цены на металлопродукцию, особенно на конструкционную сталь, выросли до самого высокого уровня с октября 2013 г., а 20 февраля — до самого высокого уровня с января 2014 г. В целом, с начала января до последней декады февраля 2017 г. металлопродукция в Китае подорожала на 24%. В результате, как сообщил заместитель председателя Китайской ассоциации металлургической и сталелитейной промышленности (КАМСП) Гу Цзяньго, по итогам первого квартала 2017 года совокупная прибыль метпредприятий, являющихся членами КАМСП, составила $3,4 млрд. При этом он отметил, что благоприятный тренд вызвал волну необоснованного оптимизма в среде китайских сталеваров и, напомнив о долгосрочных проблемах в отрасли, призвал их отказаться от слепого наращивания объемов производства. Тем не менее, как известно, на протяжении всего 2017 г. изначально заданные тенденции к росту спроса и цен на металлопродукцию, а также — к увеличению объемов ее выпуска и рентабельности металлопроизводства в КНР только набирали обороты. Как бы то ни было, но, как заверил Ши Хунвэй, период широкомасштабного инфраструктурного строительства в Китае подходит к концу, и уже в 2021-2025 гг. в строительном сегменте объемы металлопотребления и, соответственно, спрос на металлопродукцию будут уменьшаться. В то же время, поскольку в КНР будет продолжать действовать программа «Made in China 2025», предполагающая усиленное развитие высокотехнологичных отраслей китайской индустрии, в сегменте промышленного производства, доля которого в общем объеме потребления стали в стране превышает 60%, спрос на металлопродукцию останется на нынешнем уровне. Таким образом, наряду с выполнением плана G20 по сокращению металлургических мощностей, Китай продолжит производить сталь, как минимум, в прежнем объеме. «В целом, совокупная производственная мощность китайской металлургии достигает 1,2 млрд т, при этом в последнее время ежегодный объем выплавки стали в Китае составляет более 800 млн т. Это означает, что в действительности процесс так называемого сокращения избыточных сталеплавильных мощностей в КНР сводится к выводу из эксплуатации неэффективных или неработающих предприятий и сооружению вместо них современных новых. То есть, формально власти выполняют требование ликвидации мощностей, но реально на объемы производства металлопродукции это не влияет», — констатирует аналитик ГП «Укрпромвнешэкспертиза» Олег Гнитецкий. Автор: Елена Герасимова


Версия для печати | Отправить ссылку | Добавить в закладки
Оцените статью
Рейтинг: из 5
Всего проголосовало
Другие статьи раздела
23.04.2018
18.04.2018
16.04.2018
13.04.2018
Лента новостей
23.04.18 22:15
23.04.18 22:00
23.04.18 22:00
23.04.18 21:55
23.04.18 21:45
Цитаты
«Кто познал всю полноту жизни, тот не знает страха смерти. Страх перед смертью лишь результат неосуществившейся жизни. Это выражение измены ей».
Франц Кафка
2007-2011 © Украинский бизнес портал. Все права защищены и охраняются законом. Редакция может не разделять точку зрения авторов статей и не несет ответственности за содержание комментариев.
При использовании материалов сайта ссылка на “Украинский бизнес портал” обязательна, для интернет-изданий – гиперссылка (ubp.com.ua).
 
Проекты холдинга «Media Invest Group»
Реклама